При поддержке:

Пленарное заседание №1 "Технологические тренды 2019"

23741 просмотр

Первый деловой день Конгресса, как и в прошлые годы, начался с Пленарного заседания, модератором которого вновь выступил Сергей Кирюшин. На повестке дня были основные технологические тренды уходящего года (как с точки зрения российских потребителей ИТ, так и на мировом рынке), а также взгляд в будущее — какие технологии и решения выйдут на первый план в ближайшие годы?

Заседание открыл Алексей Кравченко, напомнивший аудитории, что у каждого участника в выданной на регистрации сумке лежит экземпляр Альманаха 4CIO, и все желающие сделать свой авторский вклад в его будущие издания могут обращаться в редакционную коллегию.

После этого вступления модератор представил приглашённых экспертов (каждый поднимающийся в президиум также произнёс небольшое приветственное слово — смотрите видео!):
- Константин Паршин (Фонд Сколково, Директор ИТ кластера), 
- Павел Гудков (Фонд содействия инновациям, Заместитель генерального директора),
- Александр Леднев (НПФ Благосостояние, Финансовый директор),
- Светлана Анисимова (Генеральный директор UiPath Россия и СНГ),
- Кирилл Корнильев (Vice President, Enterprise and Midmarket, IBM CEE), Почетный член Клуба,
- Кирилл Варламов (ФРИИ, Директор),
- Тамара Меребашвили (ИНТЕР РАО, Заместитель генерального директора).

Первый вопрос, который поднял модератор: какой результат ожидается от цифровизации в разрезе ближайших пяти лет?

Александр Леднев заметил, что автоматизация на предприятиях достигла своего пика — все жизненно важные бизнес-процессы так или иначе контролируются и управляются онлайн, и даже создаются рабочие группы, продвигающиеся к пониманию, как можно использовать в работе роботов и искусственный интеллект. Однако, по наблюдениям самого Александра, куда больше пользы было бы от дообучения 100% персонала до уровня уверенного пользователя ИТ.

Кирилл Корнильев напомнил собравшимся о принципе «Garbage in — Garbage out». В случае с использованием новых технологий нужно помнить о том, что, располагая большим количеством данных, можно обходиться даже небольшими усилиями, чтобы достигать значительных успехов на ниве инновационной деятельности. Главное — осознавать, что именно делается и какие данные используются.

Марат Черкесов рассказал о понимании термина «роботизация» в его компании: «костыли к хреново сделанному ландшафту и плохо написанному интерфейсу». Цифровизация, по его мнению, представляет собой не более чем изменение сознания и системы ценностей у людей, ответственных за ключевые процессы в компании. И ИТ здесь вообще ни при чём.

Следующей темой было предложено госрегулирование инновационной деятельности. Как известно, летом 2019 года был заключён ряд глобальных правительственных соглашений с крупными корпорациями (преимущественно с госучастием).

Кирилл Варламов напомнил, что госкомпании и компании с госучастием составляют три четверти российской экономики — вопрос в первую очередь в том, какой дальнейший план намечен касательно упомянутых соглашений. Собираются ли перевести Сбербанк на рельсы разработки программного обеспечения? Или это будет просто чуть более «умный» банк? Кроме того, существует ведь и вопрос конкурентной среды — большинству этих компаний попросту не с кем и незачем конкурировать. Кирилл также рассказал о разнице между прорывными инновациями и работой с фундаментальной наукой — подробнее его выступление можно послушать на видео. Если вкратце, Кирилл не видит госкорпорации в роли инновационных институтов.

Павел Гудков предложил относиться к «инновационным госкомпаниям» как к попытке подогнать непонятную деятельность под понятные управленцам критерии — поручить разные направления отдельным, вполне понятным компаниям. Так, в конце концов, хоть понятно, с кого потом спросить! Следующей бюрократической задачей, по мнению Павла, станет попытка как-то «срастить» разрабатываемые дорожные карты с теми, что уже были разработаны в рамках программы «Цифровая Экономика».

Константин Паршин, дабы добавить в обсуждение немного позитива, вспомнил поговорку о кухарке, управляющей государством — по его мнению, сегодняшнее госрегулирование инновационной деятельности напоминает государство, управляющее такими кухарками. В общем и целом он настоятельно порекомендовал представителям сообщества занимать активную позицию и требовать понятной и актуальной информации о проводимых инновационных политиках.

Кирилл Варламов высказал обеспокоенность — в действиях государства не усматривается конкретной цели, и общее впечатление складывается, что мы просто подогреем этим полутриллионом рублей Мировой океан.

Далее модератор предложил обсудить российское ПО — в последние годы прирост выручки отечественных разработчиков замедляется в разы. Кроме того, появился термин «импортонасыщение» — феномен, когда госкорпорации, пользуясь отсутствием внятного регулирования в области закупки отечественного ПО, «под пробку» закупают зарубежное, пока такая возможность ещё есть.

Константин Паршин, являющийся членом экспертного Совета по российскому ПО, призвал очень осторожно относиться к статистическим данным в этой области — дело в том, что количество продуктов, зарегистрированных в реестре, существенно превышает число реально работающих решений, и в ближайшее время в этой области планируют «навести порядок». Константин предложил смотреть в сторону нового баланса, который можно было бы назвать «импортонезависимость».

Кирилл Варламов заметил, что у отечественного софта вполне есть домашний рынок, который благодаря своему объёму (не в последнюю очередь благодаря гигантским сырьевым компаниям, составляющим больше четверти мирового рынка в нефтегазовом секторе) позволяет без труда разработать и поддерживать продукт любого класса — тем более что растущее количество фреймворков открывает всё новые горизонты для разработчиков.

Павел Гудков, в свою очередь, напомнил о простой экономической логике — рубль, потраченный внутрь страны, куда лучше рубля (или доллара), потраченного наружу. Кроме того, существует и технологическая точка зрения — информационная безопасность важнее экономики, к тому же новые технологии лучше устаревших зарубежных.

Затем модератор предложил обсудить понятие CDO: одни предполагают, что в ближайшие годы его упразднят и откажутся от подобной позиции, передав её функции в ИТ или управленцам; другие говорят, что, наоборот, за этой позицией будущее.

Тамара Меребашвили рассказала, что сама она не занимает позицию CDO, являясь председателем совета директоров. Однако в ИНТЕР РАО есть такая должность, и сейчас она активна и занята. В общем и целом Тамара считает, что функции CDO предполагают объединение знаний и усилий разных людей, и одному человеку задачи CDO поручены быть не могут.

Кирилл Корнильев согласился с Тамарой в том, что радужные представления о том, как CDO вымрет за ненадобностью, и каждый сотрудник компании будет самодостаточным юзером, который не нуждается в ИТ-департаменте — эти планы и надежды не имеют никакого отношения к реальности.

Александр Леднев рассказал о взгляде на CDTO, которого придерживаются в Сколково — там рассматривают его как CEO 2.0, владеющего обеими сторонами диалога «бизнес — ИТ». Однако появление CDO не означает, что проблемы бизнеса в одночасье исчезнут — в своих ожиданиях от директора по цифровой трансформации нужно быть осторожными.

Кирилл Варламов заявил, что совершенно неважно, какая именно трансформация произойдёт в сущности человека, «ставшего CDO». Вопрос в том, способна ли компания оперативно меняться — ведь стремительные изменения в бизнесе и технологиях убивают целые рынки, причём быстрее, чем многие успевают опомниться.

Павел Гудков заметил, что в России цветут «поляны» по подготовке как CDO — Chief Data Officer, так и CDTO — Chief Digital Transformation Officer, и за процессы их подготовки отвечают разные люди, которые не особо интересуются тем, исчезнут ли эти должности или продолжат своё существование. Это попросту неважно в наших реалиях.

Далее модератор предложил присутствующим в зале принять участие в голосованиях онлайн, прямо со своих гаджетов — первый вопрос был «считаете ли Вы, что должность CDO будет в нашей стране упразднена». Как шло голосование, можно посмотреть на видео, скажем лишь, что большинство сошлось во мнении, что через 5 лет должности уже не будет.

Также участники обсудили тенденции к увеличению расходов на инновации: там всё очень сложно, и руководство не очень стремится туда вкладываться — особенно «тяжёлые» сектора вроде финансового и энергетического.

Поднималась и тема роботизации (RPA) — по словам Светланы Анисимовой, многие собственники бизнеса пока не понимают тех конкурентных преимуществ, которых можно добиться при помощи роботов, предпочитая по-прежнему поручать легко автоматизируемые задачи людям. Здесь РФ пока отстаёт от запада, но первые шаги всё же делаются.

В заключение аудитория проголосовала по теме подлинного искусственного интеллекта, превосходящего возможности человека — модератор предложил назвать срок, когда ожидается его появление. Большинство (хотя и с небольшим перевесом) проголосовали за срок в 20 лет.

В качестве реплики, подытоживающей тему ИИ, Александр Леднев предложил вспомнить сериал «Чёрное зеркало», который может открыть многим глаза на некоторые аспекты внедрения искусственного интеллекта.

Предыдущие конгрессы

VIP партнер

Генеральный информационный партнер

Инфопартнеры